Текущее время: 19 авг 2018, 14:53

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Эта тема закрыта, вы не можете редактировать и оставлять сообщения в ней.  [ Сообщений: 96 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6 ... 8  След.
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 17 окт 2017, 22:15 
Не в сети
Участник форума
Участник форума
Аватара пользователя

Регистрация:
Сообщений: 263
Откуда: Москва, Тушино
Пол: Женский
Дом по ул. Баумана 49 (справа). Здание "Аптека" построена в середине 19 века. Первоначально принадлежал купцу Ососову. В 1856 году здание перешло жене архитектора Н. О. Жуковской. Предполагается, что оно было построено после 1815 года и не позже сороковых годов 19 века. На это указывают элементы стиля «модерн», который в тот период зарождался. За домом начиналась Рыбнорядская площадь, заполненная лабазами и лавками. Дом принадлежал Н. Антроповой. Рядом с ее домом находилась рыбная лавка купца Ф.Докучаева. На месте этой лавки он позже, в 1851 году выстроил дом. Дом был двухэтажным и с ажурным балконом, как на доме соседки.
В доме Антроповой, как известно из документов, издавна находилась аптека. Это была первая аптека на Проломной. Позже она получила название «Старопроломная». Предполагается, что аптека находилась в доме со дня его основания. Дом, не прерывавший с 1867 г. своей аптечной службы - больше таких домов в Казани нет. Аптеки тех времен разительно отличались от нынешних. Открыть аптеку было непростым делом. Правительство остерегалось конкуренции. Поэтому открытие новых аптек было делом нечастым.
Переводом аптечного дела в России на европейский лад занимался сам Петр I. Государство сразу же обеспечивало аптекарей немалыми льготами. В отличие от всех других торговых учреждений аптеки пользовались государственным гербом на вывесках и упаковках, чем подчеркивалась важность аптечного дела. Аптекари были освобождены от необходимости записи в купеческие гильдии, фармацевты же могли получить почетное гражданство. Безусловно, были и добросовестные аптекари, но были и фальсификаторы.
С 1872 года зданием стали владеть Бренинги. Бренинг не стал закрывать аптеку, но сдал пустующие помещения под колбасную и чайную лавки. Сам Бренинг поселился в доходном доме на Университетской. В 1865 году открыта аптека, шестая по счету в городе. После его смерти в конце 19 века, аптеку унаследовал его сын – Арнольд Бренинг. Современный облик здание обрело в 1910 году. Арнольд перестраивает здание, украшает его лепниной, часами, над входом делает балкон с тремя государственными гербами, обозначавшими знак качества в Российской империи. Считается, что в конце восьмидесятых аптеку на Проломной посещал казанский губернатор (действительный статский советник, камергер Двора Его Императорского Величества, граф Полторацкий). В 1888 году в аптеке появился телефон. Получив сообщение от секретаря губернатора, его выходил встречать магистр фармакологии господин Леппиг. В аптеке работал один из лучших составителей лекарств того времени - провизор Шацкий. Аптека на Баумана и ныне существует, одна из лучших в городе. Бренинги владели не только аптекой, но и всем домовладением. Аптека Бренингов была лучшей в городе, на конкурсе аптекарей они получили первый приз – золотую статуэтку кузнеца, которая до сих пор хранится у потомков как семейная реликвия.
В доме располагалась не только аптека. Например тут торговала валенками и кожаной обувью Пелагея Семеновна Варфоломеева, а фруктами Зиганша Рахматуллин, принимали клиентов парикмахер Григорий Данилович Шматов и дамская портниха Прасковья Васильевна Широких, содержал кондитерскую турецкоподданный (и вследствие этого высланный с началом первой мировой) Анастасий Триантафилиди.
После революции и национализации имущества, запасами лекарств из аптеки пользовалась вся Казань целых три года. Здание, некогда одно из красивейших в городе, было буквально ободрано, вся лепнина сбита как элемент буржуазной культуры. Естественно, как один из благороднейших граждан города, Арнольд Иванович Бренинг был расстрелян в 1938 году большевиками. В доме живут его дети – Ольга и Рудольф Бренинги. . Хорошо известна Татьяна Арнольдовна Бренинг, очень много сделавшая для сохранения исторических документов семьи Бренингов и для основания небольшого музея. Планируется в скором времени открыть дом-музей Бренингов. Сейчас аптека восстановлена почти в первоначальном виде.

Изображение


Вернуться к началу
  Профиль ICQ  
Cпасибо сказано  
За это сообщение пользователю Kotjara "Спасибо" сказали:
Юлия Ш.
СообщениеДобавлено: 17 окт 2017, 22:22 
Не в сети
Участник форума
Участник форума
Аватара пользователя

Регистрация:
Сообщений: 263
Откуда: Москва, Тушино
Пол: Женский
Дом №47 принадлежал Вениамину Ключникову, владельцу одной из лучших типографий города, выпускавший высокохудожественные издания, афиши, плакаты. Купец второй гильдии Ключников приехал в Казань из Елабуги и в 1881 г. устроил в своем доме типографию, для чего был вместо деревянного сооружен каменный двухэтажный флигель – там расположились новые типографские машины. В этом же доме был его писчебумажный магазин и переплетная мастерская. Типография в 1906 г. перешла его дочери И.В.Ермолаевой, но проработала всего полгода. Она была закрыта губернатором, а супруги Ермолаевы высланы из Казани. В 1917 году из окна второго этажа обычно выступали революционеры перед толпой с пламенными речами и призывами.

Изображение

Пересечение с улицей «Университетской»


Вернуться к началу
  Профиль ICQ  
Cпасибо сказано  
За это сообщение пользователю Kotjara "Спасибо" сказали:
Юлия Ш.
СообщениеДобавлено: 17 окт 2017, 22:31 
Не в сети
Участник форума
Участник форума
Аватара пользователя

Регистрация:
Сообщений: 263
Откуда: Москва, Тушино
Пол: Женский
Фонтан «Голуби». Автор фонтана скульптор Игорь Башмаков (он же автор «Водяной»), заслуженный деятель искусств Республики Татарстан. Интересно, что сюда любят слетаться настоящие голуби. Композиция подверглась реконструкции лишь однажды, когда в 2012 г. из-за продолжительного ливня вышла из строя система канализации. После ремонта скульптуру вернули на место, и фонтан вновь заработал на радость горожан.
Изображение


Дом по ул. Баумана, 45 (справа от «Голубков»). "Дом М.Т.Гагаева" построен во второй половина XIX века, принадлежал Блохиной – Ключникову. На втором этаже с 1906 года находился синематограф – один из первых в Казани. Был знаменит порнографическими и черносотенными картинами.
Изображение

А в 43 доме был специализированный магазин «Молоко». В доме №41 в кв. 5, в годы Великой Отечественной войны жил писатель А. А. Фадеев.
Изображение


Вернуться к началу
  Профиль ICQ  
Cпасибо сказано  
За это сообщение пользователю Kotjara "Спасибо" сказали:
Olsestar, Юлия Ш.
СообщениеДобавлено: 18 окт 2017, 12:42 
Не в сети
Участник форума
Участник форума
Аватара пользователя

Регистрация:
Сообщений: 263
Откуда: Москва, Тушино
Пол: Женский
Напротив 41 дома, дом № 76 (слева). 5-этажный жилой дом с административными помещениями. К церкви Богоявления, с ее северной стороны, буквально впритык, стояла церковь Св. ап. Андрея Первозванного, построенная в 1701 г. В советское время, до ее сноса, там размещался зверинец. После сноса зверинец еще долго оставался в Богоявленской церкви. Сейчас южная часть дома мехкомбината (Казанского ордена Ленина мехового объединения имени Хусаина Ямашева), построенного в 1951-1954 гг. по проекту Махмуда Камаловича находится на месте снесенной церкви св. Андрея Первозванного. Продуктовый магазин, располагавшийся там, в обиходе называли «щербатый» или «шершавый», намекая на колонны и фактуру их поверхности. В этом доме в 1954-1974 гг. жил международный мастер по шахматам, пятикратный чемпион РСФСР Р. Г. Нежметдинов (имеется мемориальная доска). Раньше тут был гастроном № 111.
Изображение

Дом № 74. «Дом К. Я. Калинина — Е. В. Жадиной». Построен в 1887году. В 1911 году купец Ф. Ф. Жадин перестроил дом, архитектор П. Е. Аникин.

Изображение

Следующий дом № 72 принадлежал Г.Ф. Мукминову. Все, кто когда-либо листал подшивки казанских газет начала девятисотых, видели эту фамилию, набранную очень крупным шрифтом чуть ли не в ежедневной рекламе. Гайнутдин Шарафутдинович Мукминов после открытия торговли мануфактурой, в 1887 г. был приписан в казанское временное купечество по второй гильдии. Предприниматель шел к успеху постепенно. Поначалу Г.Ш. Мукминов арендовал для своего единственного магазина помещение в доме П.В.Каретникова на Б. Проломной. И лишь много лет спустя, когда это образцово поставленное дело стало считаться одним из лучших в городе, купец выстроил для этого магазина отдельное здание. В 1916 г. Мукминов стал одним из учредителей Товарищества на вере под фирмой "Умид" ("Надежда"), основанного для издания газет, журналов, книг на русском, татарском и других языках. В начале века этот купец был попечителем третьего городского русско-татарского училища.

Изображение

Цепочка домов по четной стороне от № 64 до 70 включительно во второй половине 19 века принадлежала старообрядческому семейству Каретниковых. Дом № 64 несколько раз перестраивался, в 1980-х годах его почти сломали, но затем восстановили с сохранением прежнего фасада, где впервые в Казани применили литые бетонные фигурные наличники при реставрации.

Дом Остермана (№70) . Будем называть его именно так, хотя ранее принадлежал он П.В. Каретникову. Построен он был в 1866 году по проекту очень плодовитого казанского архитектора Павла Евграфовича Аникина, пристрой к дому был сооружен уже в начале прошлого века. Магазин Евгения Наполеоновича Остермана специализировались на торговле техническими товарами: велосипедами, мотоциклами и мотосакошами, электробытовыми товарами вплоть до весьма редких в ту пору пылесосов и полотеров, электроустановочными приборами и осветительной арматурой.
При магазине были мастерские, впоследствии разросшиеся и получившие громкое название Автомобильно-арматурного завода. Во время Первой мировой войны завод стал выполнять военные заказы, а 16 октября 1918 года национализирован и передан Морскому комиссариату. Не следует удивляться слову "Морского": с началом войны в Паратский затон из Петрограда была эвакуирована часть Балтийского завода и целый ряд предприятий помельче. К ним, в силу революционной и скорее всего просто военной необходимости, был причислен и завод быв. Остермана. В остермановском заведении работал некоторое время будущий маршал В.К.Блюхер: услужливая Википедия рассказывает нам, что работал он в «гранитной мастерской». Википедии виднее, но мастерская была все-таки гранатной. Немного подробней о том, чем торговал магазин Остермана. С велосипедами все понятно, их было множество видов и марок, по преимуществу германских и английских фирм. Мотосакош, о котором сообщается в рекламе, это велосипед со съемным мотором, который легко снимается, как сумка. Мотосакош вошел в русскую поэзию с легкой руки казанского уроженца, известного поэта-имажиниста Вадима Шершеневича, сына сначала казанского, а потом московского профессора Габриэля Шершеневича, крупнейшего специалиста в области торгового права. Евгений Наполеонович был настоящим торговцем, и принцип «продал, а том хоть трава не расти» был не для него. Например, при своем магазине он устроил циклодром: место, где покупатели его велосипедов обучались езде на них.
Рубеж веков и довоенное время были периодом безудержного прогресса бытовой техники. Газовое, спиртовое и керосиновое освещение уступает место электрическому, появляются первые электрические чайники, кофейники, утюги и даже пылесосы и полотеры. Богатые квартиры украшаются электрическими люстрами и бра, угольные лампы накаливания уступают место лампам с металлической нитью, электросчетчики ведут учет потребляемой энергии (в Казани киловатт-час стоил 30 коп.) В Штатах портативный электрический пылесос (до этого в ходу были пневматические) был изобретен в 1907 году и поступил в продажу уже в 1908. Слово портативный применительно к этой вещи массой больше 18 кг вызывает у современного человека улыбку. Надо отдать должное европейцам: первый европейский электрический пылесос, выпущенной одной датской компанией, был на 1, 5 кг легче. Первые полотеры появились в 1904 году. К 1912 году было освоено производство распространенной в Европе германской модели Victor. К сожалению, из газетного объявления не ясно, какую именно модель предлагал в 1914 году магазин Остермана. Неизвестно чтобы магазин Остермана продал хотя бы один пылесос или тем более полотер: у казенных учреждений на это просто не было предусмотрено ассигнований, обыватель же, даже небедный, был уверен, что за стоимость электорополотера приходящие полотеры будут как минимум два года натирать его полы. Хотя ничего нельзя исключать на все сто.

Изображение

Дом № 68 от Каретниковых перешел к Гайнутдину Мукминову. Это был почти единственный купец татарской национальности, который смог пробиться на эту торговую улицу, он пользовался большим уважением среди горожан за свою общественную и благотворительную деятельность и даже избирался гласным городской Думы. До революции здесь был большой мануфактурный магазин Мукминова, где продавались ткани высокого качества и его же гостиница «Бристоль» на втором этаже. После революции вся собственность купца была национализирована, но все равно в советский период здесь долгое время был магазин «Ткани», сейчас – магазины и гостиница «Казанское подворье».

Изображение

Дом Одинцова (№ 66). Дом построен в 1871 году и до Одинцова принадлежал Д.А.Щербакову. Иван Степанович Одинцов в 1868 году основал пряничное производство, на котором к 1900 году работало 10 рабочих и которое вырабатывало продукции на 6300 руб. По казанским меркам это было небольшое предприятие, не идущее ни в какое сравнение с пряничными заведениями Соломина или Смоленцева, выручавших по 23 000 руб. в год каждое. Но в 1900-е годы заведение Одинцова делает рывок и переходит в другое качество – становится кондитерской фабрикой. Такой же путь походит еще более скромное пряничное заведение Пирогова. В советский период на первом этаже были торговые помещения, а верхние этажи стали жилыми.

Изображение

Когда-то на месте дома № 64 стоял дом А.И Карповой, известный всей старообрядческой России. Старообрядческой «Карповская» молення. Снаружи она представляет из себя простое серое двухэтажное здание, ничем не выделяющееся от прочих домов, весь 1-й этаж сдан под торговые помещения, а верхний почти весь отведен для жилья и только самые крайние-три на глухо закрытых окна принадлежали из всего дома молельне. У приверженцев старой до Никоновской веры были предпочтения оставаться при бедных часовнях, лишь бы сохранить веру отцов. Им не нужны были ни прекрасные храмы, ни мощный звон колоколов, ни блестящие архиерейские богослужения. После разорения часовни (в 1867г.) старообрядцы стали собираться для моленья в доме И.П. Карпова, в котором продолжают молиться. Сам И.П. Карпов - личность далеко не заурядная, чтобы обойти его молчанием. Не обладая большими средствами, лишь только благодаря своему самобытному уму, пользовался огромной популярностью не только у казанских старообрядцев, но и далеко за пределами своего города. За всякими советами, со всяким горем старообрядцы шли к Карпову. Для всех он находил, что сказать, чем утешить. Уважала его за ум и местная бюрократия. Своим умом и находчивостью он поражал. В нынешнем доме вряд ли есть хоть один старый кирпич: оно было построена заново в 1980-х годах. Сегодня здесь расположено кафе «Дом чая».

Изображение


Вернуться к началу
  Профиль ICQ  
Cпасибо сказано  
За это сообщение пользователю Kotjara "Спасибо" сказали:
Юлия Ш.
СообщениеДобавлено: 18 окт 2017, 15:53 
Не в сети
Участник форума
Участник форума
Аватара пользователя

Регистрация:
Сообщений: 263
Откуда: Москва, Тушино
Пол: Женский
Национальный банк по Республике Татарстан Волго-Вятского главного управления Центрального банка Российской Федерации -Дом №37 (напротив 70-х домов, т.е. справа по улице). Раньше – Татарская республиканская контора Государственного банка СССР. Серое здание Государственного банка с парадным входом построено из местных пильных камней-известняков и доломитов в 1914–1915 гг. Построены были лишь центральный вход и левое крыло. Сооружению правого крыла, видимо, помешало начало первой мировой войны. Здесь в 1917–1920 гг. хранился золотой запас России.
Здание Госбанка стоит на том месте, где был дом, в котором последние годы жизни (1846–1856) провёл великий русский математик, ректор Казанского университета, автор неевклидовой геометрии Н. И. Лобачевский. Его имя носит одна из центральных улиц Казани и Научная библиотека Казанского университета.

Изображение

История дома подробнее:

До постройки нового здания на Проломной, отделение Госбанка с ноября 1877 г. располагалось на Черноозерской улице, в доме, построенном по проекту младшего инженера строительного отделения губернского правления Ивана Васенкова. Уже через двадцать лет стали сказываться как конструктивные недостатки здания, так и допущенные во время строительства огрехи, и здание приходило в негодность, простояв, впрочем, до наших дней. Управляющий отделением И.А. Светлицкий на следующий год после занятия должности возбудил вопрос о строительстве нового здания. Опуская множество интересных подробностей выбора участка для строительства нового здания отделения, в конце концов 20 сентября 1908 года Казанское отделение Государственного банка (КОГБ) стало собственником дома Е.Смоленцева на Проломной.

В последней четверти XVIII века этот обширный земельный участок принадлежал семье князей Болховских. Артиллерии майор Сергей и секунд-майор Василий Борисовичи Болховские являлись владельцами каменного дома и деревянных флигелей, построенный по проекту архитектора В.И.Кафтырева в 1770 - начало 1780-х гг. Это имение по своим размерам в четыре и более раз превосходило соседние домовладения. Только в начале XIX века в этом квартале стали строиться двух- и трехэтажные здания, но по своей протяженности и габаритам они значительно уступали дому Болховских. Далее их дочь выходит замуж, и домом стали владеть Моисеевы. В этом доме они проживали в зимнее время. В их отсутствие квартира использовалась для размещения высоких гостей, посещавших губернский центр. (Известно, что в 1817 г. Казанский университет посетил один из его первых почетных членов - государственный канцлер и известный меценат граф Николай Петрович Румянцев. Граф остановился на Б.Проломной в доме Моисеевых, одном из немногих сохранившихся после грандиозного пожара 1815 г.)

После дом переходит в собственность Варваре, в качестве приданного, она выходит замуж за Лобочевского. В этом доме они не живут (жили в казенной ректорской квартире), при этом уделяя много внимания сдаваемому в аренду дому, ремонту помещений и благоустройству участка. В октябре 1834 г. Варвара Алексеевна обратилась в Казанскую губернскую строительную комиссию с прошением о производстве ремонтных работ. Дом был сдан в наем для размещения в нем вновь учрежденной Второй казанской гимназии ( при содействии супруга). На торжествах открытия, состоявшихся 23 августа 1835 г., присутствовал и сам Н.И.Лобачевский. На другой день в шести классах начались занятия. В первый год в гимназию поступило 172 ученика, из которых к концу учебного года остался 161 учащийся - 130 детей дворян и чиновников, 31 - купцов и мещан. Спустя три года для гимназии был приобретен трехэтажный дом Киселева. В 1842 г. Казань вновь оказалась во власти огненной стихии. Большинство зданий, окружавших дом на Проломной, погибли в огне, сгорели и все деревянные надворные постройки, однако само здание, как и в прежние годы, устояло.
В середине 1840-х гг. в карьере блестящего ученого и талантливого администратора произошли тяжелые перемены. В 1845 г. перевелся в Санкт-Петербургский учебный округ покровитель Лобачевского М.Н.Мусин-Пушкин. Николай Иванович был фактически отстранен от самостоятельной деятельности по округу и освобожден от должности ректора. Из казенной квартиры в 1846 г. Лобачевские переезжают в дом на Проломной улице. В 1852 г. ученого подкосила безвременная смерть любимого старшего сына Алексея, начала прогрессировать слепота. Среди неприятностей отметим, в частности, и такой факт. В 1854 г. во время очередной перестройки в доме у ослепшего Н.И.Лобачевского были выкрадены два его фрака, а с ними ордена ( Св.Анны, Св.Станислава (2 шт) и Св.Владимира). Последние годы его жизни, по свидетельствам современников, были нелегкими как для него, так и для семьи. 12 февраля 1856 г. великий математик скончался от паралича легких. Казанская городская дума в год столетия со дня рождения Н.И.Лобачевского постановила открыть на доме, где он жил мраморную мемориальную доску. «В этом доме жил и скончался 12 февраля 1856 года знаменитый русский геометр и профессорКазанского университета Николай Иванович Лобачевский». Доска эта находилась на стене дома вплоть до начала строительства здания Казанского отделения Государственного банка.
В марте 1860 г. В.А.Лобачевская ( она была моложе мужа на 20 лет) продала домовладение купцу А.П.Фролову и переехала в Санкт-Петербург, где прожила 25 лет. Новый владелец усадьбы Александр Петрович Фролов принадлежал к купеческому сословию. Переезд в дом на Проломной не входил в его планы. Он использовал приобретенное домовладение исключительно как доходное. В аренду сдавались все помещения усадьбы под квартиры, торговые и промышленные заведения. В начале XX века один флигель был арендован у очередных владельцев - наследников Е.С.Смоленцева для размещения в нем одного из отделений еврейского молитвенного дома (синагоги). Через 6 лет после смерти А.П.Фролова его сын Владимир Александрович продал домовладение с торгов казанскому купцу Леониду Степановичу Раскатову, далее Смоленцевым.

Изображение

И так Дом Лобачевских оказывается в руках Госбанка. Управляющий Казанским отделением Госбанка Андрей Фелицианович Квецинский. Во многом именно ему обязана Казань красивым зданием на центральной улице. Вопрос об авторстве проектов нового здания Казанского отделения Госбанка не столь прост. От первоначального замысла до окончательного варианта рабочих чертежей прошло несколько лет. В разработке проекта участвовали как местные, так и столичные архитекторы, в итоге лишь четвертый по счету проект Ф.В.Усвечева в 1909 г. был представлен для рассмотрения в Совет Государственного банка. Одновременно с Усвечевым свой эскиз подготовил и архитектор Р.П.Голенищев. Управляющий А.Ф.Квецинский вежливо, но однозначно отклонил проект столичного архитектора и выразил поддержку эскиза Усвечева. В свою очередь, Государственный банк признал не вполне отвечающим своему назначению и эскиз казанского архитектора Ф.В.Усвечева. В 1910 г. Центральное управление поручило новому архитектору банка Николаю Андреевичу Фролову переработать проект Усвечева «применительно к требованию отделения».
Госбанк на Баумана – это прежде всего фасад, и внутрь не попасть. Автором фасада был Николай Михайлович Сапунов. А его фамилию мы могли уже слышать. Родился в Туле в семье мещан. Его отец сумел с течением времени выбиться в купеческое сословие и дать своему сыну хорошее образование. Юноша окончил полный курс Тульского реального училища, а через два года был зачислен в Киевский Политехнический институт. Однако, после первого курса сделал осознанный выбор, предпочел карьере инженера призвание архитектора. В 1901 г. Николай Михайлович поступил на архитектурное отделение Академии Художеств в Санкт-Петербурге. Получив диплом, удостоен звания художника-архитектора... с предоставлением права производить постройки. Более того, Сапунов заслужил и право поездки за границу на казенный счет. Проходил летнюю строительную практику в г. Ейске, участвуя в возведении одной из городских церквей. До 1906 года его архитектурной практикой руководил профессор архитектуры Михаил Тимофеевич Преображенский. Молодой зодчий помогал известному мастеру по постройкам церквей в гг. Ницце, Софии и Бухаресте. В 1907 - 1911 гг. Николай Сапунов стажировался у санкт-петербургского архитектора Ивана Ивановича Яковлева при постройке городских начальных училищ, названных в честь Пушкина, Гоголя . 32-х летнему зодчему в 1911 г., поступило лестное предложение от Государственного банка России принять участие в разработке проектов новых зданий для Казанского, Люблинского и Черниговского отделений Госбанка. В проекте использовал материал предшественников и соединил основные идеи и наработки архитекторов Ф.В.Усвечева, Н.А.Фролова, В.А.Трифонова. (Поэтому и вопрос авторства неоднозначен) Ознакомившись с конкретными условиями участка на Проломной улице, Сапунов осуществил окончательную привязку проекта к местности. Николай Михайлович по предложению Техническо-Художественного совещания при Исаакиевском соборе был привлечен к составлению обмерных чертежей знаменитого храма. Более того, по приказу министерства внутренних дел от 26 января 1913 г. он утверждается исполняющим должность смотрителя Исаакиевского кафедрального собора, некоторое время в начале 1914 г. он временно заменял архитектора собора. Тем временем управляющий А.Ф.Квецинский 12 ноября 1911 г. представил в канцелярию Госбанка условия сноса старых строений, по мнению отделения, строительство главного здания следовало бы вести не по отдельным частям, а на всей площади.

Продолжим рассказ.
Проект составлен, кредиты утверждены. За работу, господа! Приходится лишь удивляться работоспособности и творческому потенциалу В.А.Трифонова, успевавшему четко и точно выполнять все свои многочисленные обязательства перед заказчиками: в том же году он одновременно со строительством здания Госбанка осуществлял постройку по собственному проекту здания Казанских высших женских курсов. Строительной комиссии приняли постановление о порядке сноса старых построек, расположенных на усадьбе банка. Было признано необходимым через публикации в казанских газетах вызвать подрядчиков, желающих участвовать в разборке зданий. Подрядчики должны были принять на себя обязательства произвести разборку построек и вывезти весь мусор. При этом годный кирпич, камень должны были остаться за банком. Банк приглашал подрядчиков и для участия в торгах на поставку бутового камня, песка, кирпича (напоминает современные тендеры: с января по май 1912 г. Строительная комиссия проводила торги на поставку строительных материалов, вносила последние поправки в смету, дополнения и изменения в технический проект). Здесь очень пригодились опыт и знания инженера В.А. Трифонова, который сумел на протяжении всего строительства найти наиболее приемлемые по качеству и ценам строительные материалы, привлечь к работе квалифицированных подрядчиков и специалистов.
Неожиданно проблемой стало выселение из помещений банка всех арендаторов. Банк уведомил их в необходимости освободить занимаемые квартиры. Однако большинство владельцев магазинов и квартирантов проигнорировали требования банка. Выселение арендаторов через судебные учреждения потребовало бы со стороны отделения больших денежных затрат, а главное, заняло бы значительное время. Поэтому руководство КОГБ (Казанского Отделения Государственного Банка) обратилось напрямую к казанскому губернатору с просьбой оказать содействие в освобождении своих помещений. К слову последней покинула территорию усадьбы синагога. Официальная закладка здания Казанского отделения Госбанка состоялась 3 июля 1912 г. Молебен с освящением стройки совершил епископ Чебоксарский Михаил, и положил в основание одного из углов здания серебряную доску. Епископ заложил и первый камень в основание здания.
Строительная комиссия приняла условие Сапунова на изготовление им детальных чертежей и шаблонов внутренней и внешней отделки здания. Сапунов переслал через Госбанк более 40 шаблонов (рисунков) главного фасада и внутренних помещений. Благоустройство помещений еще продолжалось, 1 сентября 1914 г. отделение официально переехало в новое здание на Большой Проломной улице. Выстроенное здание удовлетворяло всем канонам современного банковского учреждения.

Изображение

В главном здании КОГБ разместились все основные подразделения, службы и отделы банка, а также жилые помещения. В полуподвальной части расположились 10 однокомнатных квартир (проживали контролер и кассир, заведующий хозяйством, помощник бухгалтера, служащие) и котельная (главное здание первоначально отапливалось печами, а с 1914 г. в нем было проведено водяное отопление). На 1 этаже помимо сберегательной кассы занимала квартира управляющего, состоявшая из 7 комнат. В обычный присутственный день операционный зал отделения мог принять одновременно 80, а зал сберкассы около 100 человек.
Безопасность прежде всего Отдельные работы в новом здании банка продолжались вплоть до 1916 г. Так, только в 1915 г. в здании была установлена секретная сигнализация. Производивший ее наладку младший механик казанской телефонной сети Н.А.Васильев несколько раз был вынужден перенастраивать охранную систему. В марте 1916 г. при осмотре сигнализации выяснилось, что в операционных залах звонки издавали недостаточно сильный звук, что потребовало их замены. Так как в Казани звонков с громким боем не нашлось, их пришлось выписывать из столицы.
Строжайшая охрана ценностей: 24 караульных, 9 сторожей, 2 дворника, 2 швейцара. Кроме того, для наблюдения за клиентами были привлечены и 7 мальчиков, оказывавших помощь сторожам по обслуживанию операционных помещений в присутственные дни. Схема охраны банка была отлажена с точностью часового механизма, расписание дежурств устанавливалось управляющим КОГБ. Помимо швейцара в здании банка находилось два ночных сторожа, два караульных располагались непосредственно при кладовой банка. Шесть сторожей производили наружный обход, сменяя друг друга через каждые 4 часа. На вооружении нижних чинов состояло 20 револьверов системы «Наган», 2 - системы «Смит-Вессон», 4 - системы «Бульдог» и 7 шашек. В 1915 г. в КОГБ насчитывалось 12 металлических шкафов и сундуков для хранения ценностей. Был ящик для перевозки ценностей, два стеллажа для серебра и семь стеллажей для золота. До настоящего времени в кладовой банка сохранились несгораемые и решетчатые двери. Общий вес дверей составляет более 70 пудов.
Под кладовую для хранения золота было приспособлено даже помещение архива. Так 9 августа 1914 г. в Казань прибыл очередной транспортзолота. При перевозке слитков в КОГБ были использованы 30 трамвайных вагонов. Именно она была выбрана местом эвакуации и хранения части золотого запаса России. Сюда еще в период Первой мировой войны из фондов Госбанка было переправлено 1 733 ящика с ценностями из Петербурга. Казанское отделение должно было так же принять золото, принадлежащих частным банкам, для ответственного хранения в свою кладовую. В апреле 1918 г. центральное управление Народного банка было эвакуировано в Москву. В новую столицу был переведен вместе с другими государственными органами управления и Народный комиссариат финансов. В осложнившихся условиях внешней и внутренней военной угрозы было принято решение переправить в Казань часть ценностей Госбанка. Всего из Москвы в Казань в конце мая — середине июня поступили четыре транспорта. Десятым управляющим был статский советник Марьин. Именно во время его руководства произошла революция. Марьин прославился, героически спасая золотой запас страны. Он лично, будучи инвалидом, без ноги, сопровождал эшелон с золотом через тылы гражданской войны – через всю Сибирь.

В мае 1918 г. вспыхнул мятеж чехословацкого корпуса. В этой обстановке Казань казалась многим тыловым городом. 7 июня 1918 г. из Самары были эвакуированы ценности местного отделения банка. В дальнейших событиях велика роль факта захвата 8 июля 1918 г. Самары. Город был взят белочехами с помощью эсеров и белогвардейцев. Часть чехословацкого корпуса и белогвардейские отряды развернули наступление на стратегический центр на Волге — Казань. В конце июля, с обострением ситуации в Поволжье, был выпущен мандат, подписанный В.И. Лениным, для выполнения поручения Совнаркома по эвакуации ценностей из Казани в Нижний Новгород. К началу августа упаковка ценностей в ящики и мешки была завершена. Однако наступление белочехов было столь стремительным, что военное руководство Восточного фронта не смогло в тот период организовать серьезное сопротивление, и захват Казани стал неизбежным. На проведение эвакуации золота в сжатые сроки не осталось ни времени, ни транспорта, ни людских ресурсов. На волжских пристанях уже давно были заготовлены баржи и буксиры для погрузки золота, но теперь эвакуация водным путем была невозможна.

Изображение

Эвакуация золота в Самару была начата согласно распоряжению. Ночью автомобили отправились по Сибирскому тракту. Казанское отделение препроводило в Самарскую контору все хранившиеся в Казани ценности пятью транспортами. Часть золота всё же перевезли в трамвайных вагонах к пристани. С рассветом пароход отошел на несколько верст вниз по реке. С наступлением темноты пароход с потушенными огнями ушел вниз по Волге и, миновав Симбирск, прибыл ночью в Самару. Марьин писал, что в середине августа трамвайный путь, ведущий к пристаням, находился под обстрелом красных. Перевозка ящиков с ценностями производилась по ночам в трамвайных вагонах с потушенными огнями. Он вместе с одним из последних транспортов покинул Казань и прибыл в Самару. Взяв много пленных, офицеры Каппеля заняли телеграф, вокзал и банк. В банке они сразу ничего ценного не обнаружили. Понимали: если что-то и было, то отряды красного командира И.И. Вацетиса забрали это с собой красные, отступая, вывезли приблизительно 5 тонн. Марьин, выполняя свой служебный долг, последовали за золотом вместе с отступающими белыми войсками. Сдав в Самаре свой транспорт золота, так как в городе была объявлена мобилизация всех офицеров. Только при помощи прибывшего в Самару Марьина удалось избавиться от отправки на фронт. Но и в Самаре не было суждено долго золотому запасу быть. Уже в начале сентября месяца командующий Поволжским фронтом сообщил самарскому правительству, что скоро будет сдана Казань и что положение Самары не очень устойчиво. Итак, самарское правительство приказывает эвакуировать золотой запас в Уфу. Опять вся перегрузка исполнялась русскими под охраной русского караула, который и в пути сопровождал эшелоны с золотом. Так как Казань была вновь занята войсками большевиков, чиновники были прикомандированы к штабу Самарской конторы, с которой они эвакуировались в Сибирь. На совещании в Уфе, золотой запас, должен был следовать дальше на восток, в Челябинск. В Челябинске золоту не была гарантирована сохранность от захвата - не имелось для его хранения подходящего помещения — распорядились о перевозе золотого запаса в Омск. Этот приказ был дан, как впоследствии оказалось, не только без ведома Директории, но и против ее намерения. Командующим противобольшевистским фронтом был в то время генерал чехословацкой службы Ян Сыровы, начальником же штаба офицер русской армии, генерал-лейтенант М.К. Дитерихс. Чехословацкий караул сопровождал поезда с золотом и на этом пути.
Чехословацкий караул после разгрузки эшелонов был снят, и охрана золотого запаса перешла к омскому правительству. Во второй половине ноября 1918 г. в Омске произошел государственный переворот: всероссийская Директория была насильно отстранена и диктатуру принял адмирал Колчак. "Казанское золото" стало "Золотом Колчака".
Изображение

Но и Омск оказался недостаточно надежным местом для хранения Казанского золотого запаса. Большевики перевалили через Урал и в начале осени стали серьезно угрожать столице адмирала Колчака. К адмиралу явился весь корпус дипломатических представителей, гражданских и военных. Они предложили адмиралу взять под международную охрану золотой запас и вывезти его во Владивосток. «Я вам не верю, — сказал он, — и скорее оставлю золото большевикам, чем передам союзникам». Адмирал Колчак выехал из Омска с громадным штабом и с целой свитой в нескольких эшелонах, в одном из которых отправлялся и золотой запас. Во второй половине декабря добрались до ст. Нижнеудинск (в пяти верстах на запад от г. Иркутска). В то время в городах вдоль сибирской магистрали уже начались местные перевороты, такой переворот произошел и в городе Нижнеудинске; новая местная власть предполагала, конечно, захватить Верховного правителя, равно как и поезд с золотом. Под охрану союзников золотой запас Колчака принимался 4 января 1920 г. Комиссия передала все 28 вагонов с золотом под охрану чехословацких войск.
Изображение

И немного позже в эшелоне был случай кражи золота. В то время поезд с золотом уже продвигался далее на восток. Утром 12 января на ст. Тыреть (в 200 верстах западнее Иркутска) чиновник Государственного банка заметил, что у груженого золотом вагона пломбы повреждены. При подсчете числа ящиков была установлена недостача 13 ящиков, то есть в вагоне их оказалось 187 вместо 200. С Политическим центром чехословаки заключили соглашение о том, что чехословацкое войско дальше Иркутска золото не повезет. Немного спустя прибыли в Иркутск части регулярной большевистской армии, которая согласно условий перемирия продвигалась на расстояние 100—150 верст за чехословацким арьергардом. 7 февраля было подписано перемирие ЧС корпуса с красными. По требованию большевиков чехословаки согласились передать золото местным властям только при уходе из Иркутска последнего их эшелона. 17 марта 1920 г. Советское правительство распорядилось возвратить золотой запас в Казань. Золотой запас потом, был перевезен в центральную Россию, где он в дальнейшем разделил судьбы остального русского золота, находившегося в руках большевистского правительства.

Изображение

Существенная часть золотого запаса оказалась израсходованной на оружие и снаряжение для колчаковской армии, часть досталась чехословацкому корпусу, семеновцам, что-то было попросту разграблено. В Челябинск было привезено 120 вагонов (кроме золота было в Казанском запасе и серебро и другие драгоценности). Из Омска только 28 вагонов. В начале мая 1920 г. в Казань прибыл из Сибири спецэшелон из 13 вагонов с остатками золота, отбитого у белогвардейцев. Уже через год эти ценности навсегда покинули Казань — город, в котором по злой иронии судьбы в течение одного месяца дважды решалась участь золотого запаса России. ( авторство статьи про золото: Радик Салихов, Рамиль Хайрутдинов, Лилия Хайрутдинова)
Эта печальная страница в истории КОГБ в наше время стала сюжетом нескольких книг и фильмов.

Изображение

После рассказа о здании Госбанка будет логичным сказать немного о домах рядом. Ничего исключительного или захватывающего в истории этих домов нет. Обычные дома главной торговой улицы губернского города. Следующее по направлению к Кольцу домовладение принадлежало в 1820-х гг. купеческой жене Александре Рукавишниковой Впоследствии финансовое положение Луки Рукавишникова пошатнулось. Он выбывает из купеческого звания в мещанское сословие. В 1852 г. усадьба была куплена с публичных торгов отпущенником помещиков Белосельских-Белозерских Терентием Гагаевым. Его сын купив новую усадьбу (дом №45), продает эту крестьянину Владимирской губернии Петру Семеновичу Волкову. Его сын известный кровельный мастер, часть помещений сдавал под квартиры, а на первом этаже помимо кровельной мастерской размещался мануфактурный магазин М.С.Бахтеева.
И подробности нужны здесь только лишь потому, чтобы лихие экскурсоводы и написаторы сайтов не морочили доверчивым людям головы нелепыми историями, вроде той, что в доме Салиха Губайдуллина (дом №39) был доходный бордель и именно поэтому владелец не продал его Госбанку и несчастный Госбанк остался с одним крылом. Действительно вопрос о расширении новой усадьбы КОГБ рассматривался на заседании хозяйственного комитета Госбанка в 1913 г., но был отклонен Советом банка. Вопрос о преобразовании двух поволжских отделений - Казанского либо Нижегородского в контору, решился в пользу последнего. Так что все ограничилось только намерением купить, но не покупкой.
Дома № 39 и 41, построенные архитектором П.Аникиным. Раньше здесь были магазины «Цветы» и «Пуговицы». Теперь на этом месте правое крыло банка
Изображение


Вернуться к началу
  Профиль ICQ  
Cпасибо сказано  
За это сообщение пользователю Kotjara "Спасибо" сказали:
Юлия Ш.
СообщениеДобавлено: 18 окт 2017, 16:10 
Не в сети
Участник форума
Участник форума
Аватара пользователя

Регистрация:
Сообщений: 263
Откуда: Москва, Тушино
Пол: Женский
Соседнее здание с банком (Дом №35, справа) - Дом Оконишникова И. П. построен в 1873 г. Архитектор П. В. Тихомиров. К середине 1820-х гг. этот участок принадлежал цеховому, а впоследствии казанскому купцу Василию Парунову. В 1852 г. он продал свой каменный двухэтажный дом, построенный после пожара 1842 г., в пользу Богоявленской церкви, в чей приход входили жители близлежащих кварталов. Через двадцать лет это имущество отошло городу, и 23 марта 1871 г. домовладение купил казанский 2-й, а затем 1-й гильдии купец Иван Петрович Оконишников. Он был известным предпринимателем, специализировавшимся на торговле зерном, мукой и крупами. Торговому дому принадлежала мельница в Печищах( в отчете ранее было фото). К началу XX века хлебная торговля Оконишникова процветала и его состояние перевалило за миллион. Большинство казанцев, поживших при советах, помнят этот дом по магазину «Шерабы» - это был специализированный винный магазин, торговавший, впрочем, практически только бормотушкой.
Изображение

На том месте, где стоял дом 33, сейчас пустырь. Дом относился к «образцовому проекту», сейчас их назвали бы «типовыми». В первой половине XIX века правительство серьезно озаботилось положением дел со строительством в провинциальных городах. Для многих городов уже были составлены генеральные планы: худо-бедно, но они приводили в порядок во многом хаотичную и небезопасную застройку городов той поры.Но поставить в соответствии с планом можно было приятное для глаз здание, а можно и совершенно уродливую, но одобренную заказчиком постройку. Поэтому Главным управлением путей сообщения и публичных зданий были подготовлены несколько альбомов чертежей «образцовых фасадов» обывательских и казенных зданий для уездных и губернских городов. Альбомы эти сыграли положительную роль, именно «образцовым фасадам» во многом обязаны своим очарованием старые губернские и уездные города. В 1850 г. для казанского «бронзовых дел мастера» Христиана Денике по образцовому проекту от 1844 года был построен двухэтажный кирпичный дом. Позже дом принадлежал Ивану Евсевьеву, известному казанскому колбаснику, в его доме в начале ХХ века располагалось колбасное заведение Дурандина. Старые казанцы помнят этот дом в основном по девятому гастроному, позже ставшему обычным продовольственным магазином. И при гастрономе, и при магазине были небольшие магазинчики полуфабрикатов: сначала от ресторана «Парус», а потом от Дома татарской кулинарии.
Изображение

Дом татарской кулинарии (дом №31 справа). Дом принадлежал Марьям Бану Ибрагимовна Шамиль. Была супругой Мухамеда Шафи Шамиля, сына знаменитого имама Чечни и Дагестана шейха Шамиля-аль-Гали. Стремительно продвигавшийся по службе в Собственном его императорского величества Конвое, Мухамед Шафи при выходе в отставку был произведен в генерал-майоры. Генеральская пенсия мужа и 25 тысяч годового жены от недвижимости самой Марьям Ибрагимовны позволяли им вести вполне европейский образ жизни. После смерти мужа М.-Б. И. Шамиль уехала в Петербург. Что было в этом домовладении? Магазины: торговали чаем и сахаром, часами, была дамская мастерская, другие занимались граверным делом, серебряным производством, в так же шапочное производство. Объявлениями этого магазина пестрели газеты начала XX века. В этом же доме располагался ресторан «Яр», сменивший название на «Шантеклер», а позже ставший просто рестораном Товарищества официантов. В те годы это было нередким явлением: официанты, поднакопив денег, складывались и выкупали заведение. Перед второй мировой войной здесь был один из двух специализированных консервных магазинов Казани. А после войны здесь была единственная в городе столовая, которую русскоговорящие казанцы называли не иначе, как ашхана. Ничего особенно татарского в ее блюдах не было. Просто над входом красовалась рельефная надпись из серого цемента «Ашхане» с татарской перевернутой «е». В 1969 году по проекту, разработанному институтом «Татаргражданпроект» из стекла и железобетона был выстроен Дом татарской кулинарии. С 2002 года началось долгое преображение «стекляшки». В украшении интерьеров использовали татарский орнамент, фольклорные образы и сюжеты, игровые и танцевальные сцены. Стены кафе и ресторана украшены чеканкой, а банкетного зала — мягкой кожей, воспроизводящей узоры татарского национального орнамента. В ДТК работают лучшие кулинары и кондитеры Казани.
Изображение

Пересечение с улицей «Астрономической»


Вернуться к началу
  Профиль ICQ  
Cпасибо сказано  
За это сообщение пользователю Kotjara "Спасибо" сказали:
Юлия Ш.
СообщениеДобавлено: 18 окт 2017, 16:48 
Не в сети
Участник форума
Участник форума
Аватара пользователя

Регистрация:
Сообщений: 263
Откуда: Москва, Тушино
Пол: Женский
Дом по ул. Баумана, 29 (справа). Торговый центр «Нур-Маркет» . Домовладение №29 принадлежало Адольфу Фохту, часовых дел мастеру, а после него приехавшему из Екатеринбурга купцу Решу, занимавшемуся торговлей часами. Частью домовладения, сначала владел купец Ворожцов, а потом она перешла к Горзину. Газеты сохранили для нас историю конфликта между известным оперным тенором Юлианом Федоровичем Закржевским и Ворожцовым: артист считал, что он сильно простудился из-за того, что домовладелец Ворожцов плохо отапливал его квартиру, не поддерживая означенную в условиях найма температуру. Фасад дома выполнен по «образцовому проекту». Будем называть этот дом по фамилии последнего владельца Михаила Ивановича Горзина, крупного казанского булочника и кондитера. Его заведение, начавшись в 1875 году с небольшой пекарни и одной кондитерской печи, стало со временем процветающим предприятием с тремя отделениями. Горзин скончался (это случилось в начале Первой мировой) и его дело перешло к новой владелице – скорее всего, это была его дочь Ольга Михайловна Роглина. До М.И. Горзина домом владели Петцольды. Судьба связала Петцольдов с Шаляпиным. Именно с Петцольдов началось в полном смысле слова промышленное пивоварение, хотя и до него в Казани числилось три предприятия по производству пива. Кстати, часть пива на казанских заводах уже в то время подвергалась пастеризации. Остается добавить, что в этом доме в конце тридцатых годов был открыт первый в Казани магазин «Гастроном» Татарской конторы Главного управления гастрономическими и бакалейными магазинами (Главгастроном).

Изображение

В этом здании расположен Музей Константина Васильева. 26 июня 2013 г. в Казани в доме Петцольда открылся музей художника Васильева. До этого времени со дня открытия в 1996 году Картинная галерея К. Васильева располагалась в г. Казани по ул. Гвардейской. Творческое наследие художника Константина Алексеевича Васильева (1942-1976) насчитывает более 400 произведений живописи и графики: портреты, пейзажи, картины былинного, мифологического и батального жанров, сюрреалистические и абстрактные композиции. Выставочные площади нового музея позволили разместить не только 160 работ К. Васильева, но и архив, библиотеку, фондохранилище и уголок с личными вещами художника. Более пятидесяти картин музею передала сестра художника, Валентина Васильева. Геннадий Пронин, друг К. Васильева, основатель и директор музея, в честь открытия подарил городу принадлежащие ему сорок картин Васильева. Музей не ограничивается проведением экскурсий, но работает и как центр досуга, и как образовательный и консультативный центры

Изображение


Вернуться к началу
  Профиль ICQ  
Cпасибо сказано  
За это сообщение пользователю Kotjara "Спасибо" сказали:
Юлия Ш.
СообщениеДобавлено: 18 окт 2017, 17:29 
Не в сети
Участник форума
Участник форума
Аватара пользователя

Регистрация:
Сообщений: 263
Откуда: Москва, Тушино
Пол: Женский
Напротив музея дом №62 (т.е. слева) – Дом В.Е. и В.Б. Смолиных. Очень часто встречается Дом В.Б.Смолина – В.Е.Соломина. В некоторых как бы краеведческих публикациях к фамилии Смолина добавляется слово «купец». Один купец Смолин того времени известен – это торговец шубным товаром Иван Потапович Смолин. Кто такой В.Б.Смолин – Бог весть. В конце XIX века пряники изготовляли заведения Уточкиной, Яковлева, Очелкова, Смоленцева. И, конечно, в доме Василия Ефимовича Соломина - крупнейшего производителя пряников и торговца ими с 1861 года. Обязательными позициями в ассортименте пряничной торговли были "багдадские пирожки" - пряники со сладкой начинкой и пряники с разнообразными цукатами. Необходимо добавить также, что патоку, необходимую для многих сортов пряников, В.Е. Соломин производил на своем же крахмало-паточном заводе в Казани.

Напоминаю: пряники выпекались в специальных жаровых печах. Пряники отделывают способом тиражки или способом кондирования. Пряники, предназначенные для тиражки предварительно должны быть уложены на досках размером железного пряничного листа. Верхняя часть пряников покрывается обычным тиражем (так называется разведенный до нужной степени сахарный сироп), после чего пряники просушиваются в сушильных камерах. Кондирование заключается в том, что приготовляется сахарный сироп (кондир) и кипятится до определенной плотности. Горячий кондир выливается в отверстия в коробке, в которой рядами (на ребрах) лежат пряники. Пряники находятся в кондире в течении часа - полутора, после чего их вынимают из кондирного ящика и располагают на проволочной решетке для просушки в сушильной камере. Остынув, кондир превращается в хорошо выкристаллизовавшиеся крупинки сахара, которые при ярком свете блестят как отшлифованное граненое стекло. И еще деталь: тесто для заварных пряников выдерживалось после замеса до года - это впечатляющий срок.

Пряничное дело Соломина было хорошо налаженным и приносило хороший доход, что позволило ему стать директором Казанского купеческого банка. Его сын Сергей увлекался искусством, и в 1908 году с помощью архитектора Ф.Р.Амлонга реконструировал свой дом и организовал там кинематограф "Урания". А через пять лет в его дом переехал из Купеческого собрания театр миниатюр "Ша нуар"(«Чёрная кошка») под управлением Вадима Образцова. Зачастую считают, что Вадим Образцов – предок известного театрального деятеля Сергея Образцова. Предками могут быть только мать, отец, бабушки и дедушки. Так вот: ничто, абсолютно ничто не указывает на то, что Вадим Образцов мог быть отцом или дедом знаменитого Сергея Образцова. Однако вернемся к Сергею Соломину. За ним числится очень хорошее дело: в 1914 году он издал книгу П.М.Дульского «Памятники казанской старины».
В доме Соломина располагался магазин дамских нарядов Е.И. Победоносцевой, торговал лучшими в Казани шляпками, в ее мастерской работали лучшие модистки. До недавнего времени в центре здания возвышался декоративный шатёр. С 1918 это рабочий клуб «Новая жизнь», с 1940-х — клуб имени товарища Зиновьева, потом Дом культуры имени М. Горького Татарского производственного обувного объединения «Спартак» с кинотеатром. В наши дни сюда был переведён Дом работников образования (Дом учителя), находившийся ранее в здании Синагоги на Профсоюзной улице.

Изображение

дом № 60 (слева), построенный в первой половине XIX века, поначалу принадлежал К. Григорьеву, потом М.С.Подуруевой, позже дом перешел к Доротее Даниловне Стадлер. Дом этот интересен, помимо прочего, тем, что в нем был один из первых казанских стационарных кинематографов. 3 декабря 1908 года жена врача О.Н.Веселицкая пишет прошение на устройство кинематографа в доме Стадлер на Бол. Проломной улице. «При сем имею честь присовокупить, что в означенном помещении находился разрешенный комиссией содержателю Шмидту кинематограф «Модерн». Название открываемого мною кинематографа присвоено «Иван» - добавляет она в прошении. В следующем году владелица просит переименовать «Ивана» на «Общедоступный театр», а в 1910 стал «Олимпом». Немому кино той поры поневоле приходилось использовать мелодраматические сюжеты: беззвучный фильм должен был привлекать зрителя мимикой, жестикуляцией и движениями артистов. В доме Стадлер был не только кинематограф. Имел тут свою мастерскую по изготовлению вывесок Константин Михайлович Киц, один трех специалистов этого профиля в Казани. Конечно же в основном были текстовые вывески разного размера и конструкции. Но были еще и вывески с изображением их товара (фрукты, платье, хлеб, пирожные, колбасы, сыры, вина, меха и т.д.). И тут находилось дело «живописцам вывесок» - так назывались эти ремесленники. Кроме мастерской Кица, торговал тут своей мебелью известный в городе мастер Карл Карлович Боль, имела «мастерскую серебряных дел» Евдокия Дмитриевна Прохорова, а Мордух Герцевич Маевский торговал часами. Как все это умещалось в небольшом, в сущности, здании, понять сложно.

Изображение

На миниатюрном фронтоне следующего дома № 58а (слева) был до ремонта барельеф, на котором при внимательном рассмотрении можно было увидеть букву "Э". Она напоминала о тех временах, когда "Татарстан" назывался "Электра". До того кинематограф назывался "Аполло". Зданием, построенным в середине прошлого века, владели купеческие семейства Золиных и Ульяновых, позже оно перешло к Ульяне Матвеевне Красниковой. Долгое время здесь размещался "Антикварный книжный магазин и склад народных изданий Викулы Ивановича Терентьева в Казани". В этом здании ровно сто лет под разными названиями просуществовал кинотеатр. Заметим интересную подробность: старорежимное название «Электра» (в греческой мифологии- это дочь Океана, или же дочь Атланта, одна из семи Плеяд) сменилось на соответствующее духу индустриализации «Электро». Название это благополучно продержалось до 1950 года, после чего в течение 58 лет кинотеатр просуществовал под названием «Татарстан». Наряду с «Родиной» это был первоэкранный кинотеатр, в 1931 г. там был впервые в Казани показан звуковой фильм. В мае 1957 года в кинотеатре впервые в Казани начался показ широкоэкранных фильмов. Сегодня в этом доме сувенирный магазин, зеркальный лабиринт, и лабиринт страха, а так же дом перевертыш. Перед революцией в Казани было уже 16 кинотеатров, за исключением одного в Адмиралтейской слободе, все они было подключены к электросети и своими размерами вовсе не походили на мандельштамовские «три скамейки»: «Аполло», например, имел вместимость зрительного зала в 393 человека, а фойе было рассчитано на 217. Желающих открыть свой кинотеатр было так много, что был «Порядок открытия кинематографов»: городским управам представляется право давать лишь принципиальное согласие или разрешение на открытие кинематографов. Технические же проекты и планы помещений и зданий, устраиваемых для кинематографов должны передаваться управой на заключение строительного отделения губернского правления». Надо сказать, что начальство удовлетворяло прошения об открытии кинематографов, но требовало неукоснительного выполнения мер безопасности.

Изображение

Дом № 58 Григорьева построен в первой половине XIX века. В 1859 г. купец К. Г. Григорьев перестроил дом по проекту архитектора П. Т. Жуковского. После революции здесь разместился ювелирный магазин, знаменитый ограблением через подкоп в 1950 году. Сейчас здесь детское кафе «Сказка». Помещение кафе было переделано в конце 60-х гг. из старых магазинчиков по проекту художника В. Попова.

Изображение

Ульяне Матвеевне Красниковой принадлежал и дом № 56, построенный в первой половине XIXвека и принадлежавший ранее купеческим семействам Ульяновых и Золиных. Домовладения в центральном районе не могли иметь значительных промышленных предприятий, как это нередко имело место в других частях города. Но зато дома здесь были буквально начинены мастерскими самого разного рода. Дом У.М.Красниковой ярко показывает это. Здесь одновременно размещались: Серебряная мастерская М.А.Сергеева (5 чел.) Резчик печатей С.М.Окунь (1 чел.) Портновская мастерская П.Г.Ярутина (3 чел.) Дамская портниха М.В. Никитинская (7 чел.) Прачечная А.В.Иванова (5 чел) Красильная Матильды Андсен (2 чел.) А кроме того «Антикварный книжный магазин и склад народных изданий Викулы Ивановича Терентьева в Казани».

Изображение


Вернуться к началу
  Профиль ICQ  
Cпасибо сказано  
За это сообщение пользователю Kotjara "Спасибо" сказали:
Olsestar, Юлия Ш.
СообщениеДобавлено: 18 окт 2017, 17:54 
Не в сети
Участник форума
Участник форума
Аватара пользователя

Регистрация:
Сообщений: 263
Откуда: Москва, Тушино
Пол: Женский
Баумана, 27(справа). Дом построен для казанского купца Алексея Тимофеевича Маркова по проекту архитектора П.Г. Пятницкого. Известный казанский архитектор эпохи классицизма, а на то время вольнопрактикующий архитектор принял участие в новой эклектической застройке города и внес свою трактовку в высочайше утвержденный образец: вместо окон по сторонам, были устроены входы в магазины, скромно оформленный центральный вход заменен широким проездом во двор. Прошло время, и в 1915 году дом покупает Петербургский Столичный ломбард, ставший уже, впрочем, Петроградским. Ломбарды – учреждения краткосрочного кредита, занимавшиеся операциями со ссудами под заклад различного движимого имущества (кроме ценных бумаг и долговых обязательств и уясняем, что дореволюционные ломбарды были государственными, городскими и частными (акционерными). Казанский городской ломбард был открыт 3 января 1889 г. Дом надстраивается на два этажа и приобретает привычный нам вид. Проект надстройки составил Федор Романович Амлонг (сын прусского подданного. В Казани он работал на земской и городской службе, преподавал в Казанской художественной школе. Он стал не только автором проектов нескольких удачных построек в Казани, но и владельцем строительной конторы «Современное зодчество», размещавшейся в доме Соломина (сейчас №62). После надстройки для ломбарда, он был выслан в Иркутск как прусский подданный. Но долго там Федор Романович не задержался – в 1919-м он уже служит в казанском Комгосоре (Комитете по государственным сооружениям). Комгосор весьма деятельно занялся идеей сооружения в Казани крематория. Потом следы его находятся в Москве, уже в тамошнем Комгосоре. Где его и хватает местная ЧК. Приговор – заключение в концлагерь до конца гражданской войны. Уже после Гражданской трудился в Казани начальником Горсельстроя в Комгосооре. Его заслуга «пробивка» ул. Кремлевской. В 1924 году Федор Романович активно принимал участие в обсуждении увековечения памяти вождя).
Но вернемся к нашему ломбарду. Революция не принесла ломбардам ничего хорошего. Агония этих «банков для бедняков» была мучительной. Залоги подвергались реквизициям и конфискациям, деньги обесценивались, их роль как платежного средства падала, хозяйственная жизнь натурализовалась. Но все же жизнь взяла свое и ломбарды стали возрождаться. В октябре 1922 г. декретом СНК РСФСР в целях предоставления нуждающемуся городскому населению возможности пользоваться доступным потребительским кредитом было разрешено создавать коммунальные ломбарды. В городах стали появляться Гострудломбарды. Но Казани среди этих городов не было. А в доме 27 в шестидесятые был Бауманский райисполком вместе со всеми своими подразделениями (РОНО, райздравом, собесом и т.д.), кроме финансового.

Изображение

Баумана, 25 принадлежал торговой фирме «Никита Понизовкин и сыновья», производящая и продающая хорошие и недорогие масляные краски.
Изображение

Баумана, 23. В советские времена здесь располагался магазин по продаже спортивных товаров № 3.
Изображение

Баумана, 21 - конец 18 – начало 19 века – дом Г.Майкова, содержавшего гостиницу «Царское село». Сын его сделал состояние на выпечке хлеба, – были времена, когда майковские булочные опережали всех по обороту. В начале ХХ века в нем была аптека Кешнера А.Ф. Его потомок сейчас – популярный казанский драматический артист. Дом № 23 в дореволюционные годы принадлежал Луизе Кешнер, жене А.Ф.Кешнера – аптекаря.
Изображение


Вернуться к началу
  Профиль ICQ  
Cпасибо сказано  
За это сообщение пользователю Kotjara "Спасибо" сказали:
Юлия Ш.
СообщениеДобавлено: 18 окт 2017, 19:36 
Не в сети
Участник форума
Участник форума
Аватара пользователя

Регистрация:
Сообщений: 263
Откуда: Москва, Тушино
Пол: Женский
Фонтан «Лягушки». В 50-годы в парке культуры и отдыха им. Горького был фонтан с лягушками, только сделаны они были из папье-маше. К тысячелетию города они были отлиты из бронзы и установлены на ул. Баумана. Автор - скульптор Игорь Башмаков. Композицию составляют четыре восседающих друг против друга по краям мраморного бассейна бронзовые лягушки, из ртов которых бьют струи воды, омывая расположенный в центральной части, также выполненный из бронзы бутон экзотического цветка.

Изображение

Изображение


Вернуться к началу
  Профиль ICQ  
Cпасибо сказано  
За это сообщение пользователю Kotjara "Спасибо" сказали:
Юлия Ш.
СообщениеДобавлено: 18 окт 2017, 19:46 
Не в сети
Участник форума
Участник форума
Аватара пользователя

Регистрация:
Сообщений: 263
Откуда: Москва, Тушино
Пол: Женский
Дом печати (дом №19, справа). Издательское дело в России отличалось высокой степенью концентрации его в обеих столицах и монополизацией. Провинциальное издательское дело сосредоточивалось в основном в Казани, Саратове, Нижнем, Ростове-на-Дону и Томске. Особенностью казанских типографий было наличие разнообразных арабских шрифтов для издания книг и периодики, на языках, пользовавшихся арабской графикой. В первые же послереволюционные годы резко возросла потребность в печатных материалах: от агитационно-пропагандистских до серьезных научных. Усиленная ликвидация неграмотности и резкий рост сети образовательных учреждений разного уровня привел к "книжному голоду" - катастрофически не хватало учебников. К 1929 году практически вся печать на татарском языке была сосредоточена в "Татиздате", поскольку через директивные органы удалось закрыть кооперативное издательство «Нэшрият» в Москве, татарское отделение Центриздата народов СССР, татарские секции областных издательств в Донецке, Свердловске, Новосибирске и в других городах. Набор татарских книг в то время велся с рукописей, поскольку не было пишущих машинок с арабским шрифтом - это удлиняло сроки прохождения рукописей через издательство. Но положение стало меняться. В начале 1927 года вопрос о латинизации татарской письменности специально обсуждался с работниками печати в обкоме партии. Латинизация татарской письменности стала свершившимся фактом только в 1930 году. В издательстве появилась возможность широкого применения пишущих машинок «Яналиф» (кстати, впервые изготовленных и пущенных в серийное производство в Казани), повысилась производительность труда при наборе текстов (пошли в ход линотипы), открылись новые возможности в техническом оформлении книг. Все это ускорило процесс прохождения авторской рукописи до читателя, повысило качество выпускаемых книг.
Типографии Казани размещались в неприспособленных местах: в бывшем магазине, в бывших присутственных местах. Новое полиграфическое оборудование Казани не давали, потому что знали, что его просто негде установить. На повестку дня выдвигалась новая задача — строительство в Казани единого книгоиздательского комплекса. Среди слухов был такой: проект поручили составить частному инженеру. Татиздату рекомендовали инженера полиграфиста Пэна, который строил Дом печати в Азербайджане, клуб типографии «Красный пролетарий в Москве . Эскиз инженера Пэна был утвержден в Москве. Автор интерьеров здания — А. М. Густов. Ахрсовет утвердил (1934) проект Густова с рядом поправок, среди которых замена розового цвета штукатурки на фасаде на серый, отказ от руста на фасаде и колоннах, от всех украшений выступа. Густов намечал еще на фасаде герб СССР, часы и надпись «имени Горького» по точному автографу Алексея Максимовича…» Семён Самойлович был награжден Сталинской премией 3 степени в 1950 г. за разработку и внедрение новых конструкций из асбоцемента в строительстве промышленных зданий и сооружений.
Изображение

На этом месте были остатки строений Старого хлебного базара. В итоге это длинное тёмно-серое здание с двумя уличными проездами. Здание представляет собой асимметричное усложнённое в плане сооружение, состоящее из разновысотных объёмов, образующих замкнутый обширный двор. Главный фасад по улице Баумана состоит из двух 4-этажных различных по размерам объёмов, расположенных по углам, и центрального заглубленного объёма, который представляет собой, начиная со второго этажа переходную галерею с лоджиями, под ней — сквозной проезд. По первому этажу боковых объёмов проходит открытая галерея с большими круглыми колоннами перед остеклёнными витринами торговых залов. Колоннада призвана расширить по первому этажу узкое пространство улицы. Композиционной осью главного фасада является вертикальный полукруглый в плане выступ в середине центрального объёма. Несущие конструкции здания выполнены из монолитного железобетона, стены кирпичные, оштукатурены цементно-песчаным раствором тёмно-серого цвета. Ленточные окна, опоясывающие стены, придают зданию лёгкость и выразительность.

Изображение

Единый комплекс, в котором разместились редакции основных изданий республики и мощное современное издательство. Наряду с редакционным комплексом здесь была сдана в эксплуатацию новая типография (государственная типография имени Камиля Якубова). В 1930-е и последующие годы в Доме печати располагалось несколько ведомств и организаций, связанных с книжным делом, например, Государственный комитет ТАССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли (позднее — Министерство по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций РТ), Татарское книжное издательство, крупнейший в республике книжный магазин (магазин № 1 Таткниготорга), правление Союза писателей Татарии, клуб писателей имени Г. Тукая. В Доме печати бывали многие знаменитости: поэт Муса Джалиль, который в 1939-1941 гг. руководил Союзом писателей Татарии, Алексей Толстой, выступавший в клубе писателей в октябре 1941 года с лекцией на тему «Что такое герой и героизм?», Александр Фадеев и другие. В 1981 году Дом печати был включён в «Список памятников истории и культуры Татарской АССР, подлежащих государственной охране как памятники местного значения». Из-за ухудшающегося состояния памятника архитектуры, уже в 1986 году была определена программа, предусматривающая постепенную реконструкцию и реставрацию Дома печати в 1989—1998 годах, но она не была реализована. В 2007 году из Дома печати съехал последний (и единственный) магазин Таткнигоиздата.
В 2012 году в Доме печати были начаты реконструкционные работы. В 2012-2013 годах на месте производственных цехов бывшей типографии был возведён многоуровневый (два подземных и пять наземных этажей) паркинг на 275 машиномест. Открывшийся автопаркинг получил название «Барабус» по названию вида транспорта, действовавшего в Казани до революции, в том числе у располагавшегося здесь Мучного рынка. После реставрации и реконструкции в здании размещена современная гостиница "Ногай" с тремя ресторанами на первом этаже. Кроме того, планируется полностью восстановить в первоначальном виде писательский клуб имени Г. Тукая, который располагался на пятом этаже. Его помещение можно будет использовать как конференц-зал. В здании также предполагается разместить музей и картинную галерею с портретами известных людей, бывавших в Доме печати. В отреставрированном здании будет открыт книжный магазин. Дом печати перекрыл Международную улицу (ныне улица Кави Наджми), которая подходит к улице Баумана под переходными галереями и лоджиями здания. Во время реконструкции Дома печати в 2012 году в подвале здания была найдена коллекция зубов и костей млекопитающих ледникового периода (нижняя челюсть мамонтёнка, череп лошади Стенона, череп и кости шерстистого носорога). Коллекция была передана Геологическому музею им. Штукенберга Казанского университета.
Изображение


Вернуться к началу
  Профиль ICQ  
Cпасибо сказано  
За это сообщение пользователю Kotjara "Спасибо" сказали:
Юлия Ш.
СообщениеДобавлено: 18 окт 2017, 20:07 
Не в сети
Участник форума
Участник форума
Аватара пользователя

Регистрация:
Сообщений: 263
Откуда: Москва, Тушино
Пол: Женский
Баумана, 54. Ничем не примечательный с виду трёхэтажный дом постройки конца XIX в. Здесь в 1919 г. располагался штаб первой татарской бригады, сформированной из рабочих и крестьян, защищавшей Советскую Родину на Восточном фронте и дошедшей вместе с частями Красной Армии до Ферганы. В этом угловом строении с мезонином (1836 г.) было расположено очень популярное у горожан кафе-мороженое «Ёлочка». За полтора столетия здание подвергалось перестройке, а современное решение интерьера и витрин кафе было осуществлено в 1965-1966 гг. по проекту архитекторов М. С. Артамонова и А. А. Спориуса.

Изображение

Памятный знак «Географический центр Казани». Возле Дома печати в 1999 году был установлен «Нулевой меридиан Казани» — каменный указатель центра города и расстояний от него до различных городов мира. "Указатель расстояний", или, по-другому - "Казанский пуп земли". Этот своеобразный компас не только дает точное направление сторон света, но и "выдает" точное расстояние до ряда мест. На розе ветров можно прочесть следующие надписи: «До Москвы 722 км», «До Рима 3050 км», «До Северного Полюса 3808 км», «До Мекки 3903 км»...
Изображение

Пересечение с ул. Кави Наджми

Баумана, 52 (слева). Дом Воронкова-Калягина, первая половина 19 века. Доходный дом построен в I пол. XIX в. купцом К. Е. Подуруевым. Воронков построил второй этаж, в 1913-1915 гг. А. В. Калугин возвел третий этаж в стиле «модерн». Новые фасады и внутренние лестницы дома богато украшены нестандартными, коваными деталями. Много лепнины на фасадах. К сожалению, автор проекта здания неизвестен (иногда приписывается В.А.Трифонову, но никаких документальных свидетельств тому нет). Зато известен автор и исполнитель все «фасадной красоты». Это Михаил Александрович Густов, известный казанский лепщик и скульптор.В свое время здание было занято горкомом комсомола, затем центральным универмагом (ТУМом).
Изображение

Баумана, 50. Рязановой-Журавлевых, первая половина 19 века, двухэтажное здание в классическом стиле, украшено балконом с ажурным ограждением на втором этаже. Ранее - специализированный магазин «Диетические товары».
Изображение


Вернуться к началу
  Профиль ICQ  
Cпасибо сказано  
За это сообщение пользователю Kotjara "Спасибо" сказали:
Юлия Ш.
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Эта тема закрыта, вы не можете редактировать и оставлять сообщения в ней.  [ Сообщений: 96 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6 ... 8  След.

 Похожие темы   Автор   Ответы   Просмотры   Последнее сообщение 
Открытие навигации 2017 на т/х «М. Булгаков»

в форуме Отчеты о речных круизах 2017 года

Vitalik76

7

1281

04 май 2017, 09:47

Круиз на пароходе-колеснике в навигации 2017

в форуме Навигация

Alexandr

5

1516

06 окт 2016, 14:06

Отмена судозаходов на остров Пеллотсари в навигации 2017

в форуме Навигация

Alexandr

0

452

30 апр 2017, 11:20

Открытие навигации

в форуме Навигация

Alexandr

11

850

06 апр 2017, 15:37

Из лета в зиму 2 - круиз на т/х «А. Радищев» 16-27.07.2017

в форуме Отчеты о речных круизах 2017 года

Vitalik76

34

2103

29 июл 2017, 13:43


Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  
cron

Яндекс.Метрика
Protected by Copyscape DMCA Takedown Notice Checker Каталог@Mail.ru - каталог ресурсов интернет